Страсти Христовы / The Passion of the Christ (2004)

Во время сцен истязаний актер Джеймс Кэвизел дважды познал, что такое удар хлыста по обнаженной плоти. Если в первый раз этот удар лишь свалил его с ног, то, получив удар во второй раз, Джеймс вывихнул кисть.
Однажды на съемках в Джеймса Кэвизела ударила молния, однако актер не получил абсолютно никаких увечий. Многие наблюдатели связали это событие с гневом Господа.
Когда стало известно, что фильм будет полностью на латинском и арамейском языках, Мэл Гибсон заявил, что хочет убрать и субтитры. Однако позднее, по настоянию прокатчиков, субтитры все же появились. Вообще это был весьма рискованный шаг, ведь многие кинозрители США настолько избалованы, что не переваривают даже дубляж.
В сцене распятия зрители могут наблюдать настоящего Джеймса Кэвизела. Мэл Гибсон решил обойтись без компьютерной анимации и воспользовался лишь помощью гримеров.
Когда Джеймс Кэвизел участвовал в кастинге, он был полностью уверен, что будет сниматься в фильме, посвященном виндсерфингу. Впрочем, узнав, что ему доверили роль Иисуса, не отказался.
Майя Моргенштерн, исполнившая роль матери Иисуса, во время съемок была беременна. Она тщательно скрывала эту новость от всей съемочной группы. В тот момент, когда все выяснилось, заменить актрису уже не представлялось возможным.
В первый же день показа картины во время сцены распятия потеряла сознание 56-летняя Пегги Скотт. Чуть позднее она скончалась в одной из больниц Канзаса.
Сценарий фильма был написан Мэлом Гибсоном и Бенедиктом Фицджералдом на основе четырех канонических евангелий: от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна.
Все герои говорят на тех языках, на которых они говорили бы два тысячелетия назад. Иудеи, включая Христа и апостолов, говорят на арамейском, а римляне — на «вульгарной латыни».
Сцены распятия были сняты в городе Матера на юге Италии, недалеко от того места, где Пьер Паоло Пазолини снимал Евангелие от Матфея (1964).
Мэл Гибсон — католик-традиционалист. Он не согласен с Ватиканом по вопросу языка, на котором должны проводиться богослужения. Гибсон считает, что только на латыни. Дочь Мэла Гибсона в 2002 году заявила, что желает стать монахиней.
Мэл Гибсон знал, что ему понадобятся лучшие в мире специалисты по гриму, чтобы сделать сцены бичевания и распятия как можно более реалистичными. Для съемок этих эпизодов фильма Джеймса Кэвизела ежедневно гримировали в течение семи часов.
Джеймсу Кэвизелу не пришлось придумывать, как изображать физические мучения — он их действительно испытывал. От многослойного грима его тело покрылось волдырями, и он не мог засыпать. Крест, который Кэвизел нес на Голгофу, не был бутафорским — он весил около 70 килограммов. Хотя съемки проходили зимой, актер был одет только в львиную шкуру. Часто ему становилось так холодно, что он не мог говорить — его замерзшее лицо приходилось отогревать, чтобы он хоть немного мог шевелить губами.
В фильме гвозди проходят сквозь ладони, на Туринской плащанице же — сквозь запястья. Гвозди сквозь ладони не держат вес тела распятого.
100 миллионов долларов из кассы фильма Мэл Гибсон пожертвовал католической церкви.
В фильме сотник Аденабер использует стремена (особенно это видно, когда лошадь поднимается на дыбы), чем нарушается исторический реализм. На самом деле римляне в первой половине I века н.э. стремян не знали.
Чтобы не показывать иудеев виновниками смерти Иисуса, в фильме опущены возгласы евреев «Кровь его на нас и на потомках наших!», которые есть в Евангелии.
Пётр, отрекаясь от Христа трижды, должен услышать пение петухов, которого в фильме нет.
Фильм начинается с эпиграфа из ветхозаветной книги пророка Исаии, которая считается в христианском учении основным ветхозаветным пророчеством о Христе. В первой сцене в Гефсиманском саду Иисус сокрушает голову змеи (отсылка к третьей главе Книги Бытия). На протяжении фильма Иисус цитирует Псалмы, в том числе случаи, не описанные в Новом Завете.
Ещё до выхода на экраны фильм вызвал большую полемику. Высказывались опасения, что он может спровоцировать антисемитские настроения, особенно среди мусульман на Ближнем Востоке. Власти Малайзии разрешили показ фильма только для христиан. Для этого билеты было разрешено продавать исключительно в христианских церквях, входящих в Национальное евангельское христианское братство Малайзии. Кроме запрета на просмотр мусульманами, власти также запретили рекламу фильма.
Отличительной особенностью фильма является отсутствие каких бы то ни было стартовых титров. Всю информацию о фильме можно почерпнуть лишь в финальных титрах.
В двух своих фильмах подряд — «Страсти Христовы» и «Апокалипсис» — Мэл Гибсон воспроизводит одну и ту же астрономическую ошибку — в ночь накануне главных событий у него полнолуние, а днём — солнечное затмение. Меж тем — в соответствии с законами движения небесных тел — эти события всегда разделяет интервал в 14-15 дней.